ПРАКТИКА СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОГО ЭКСПЕРТА

По опыту работу судебно-медицинским экспертом имеются случаи из практики когда при повторном исследовании представленных медицинских документов были выявлены следующие несоответствия:

Рассмотрим первый случай: при огнестрельном ранении из пневматического оружия в область грудной гр. А у него имелись три входные раны. Пострадавший был госпитализирован и по экстренным показаниям прооперирован. В ходе операции была найдена и удалена одна пуля. После оперативного лечения пострадавший гр. А чувствовал себя удовлетворительно, но однако в ходе ненадлежащего лечения у него развилась пневмония и спустя семь дней больной умирает. В данном случае развившаяся пневмония и явилась причиной смерти. При судебно-медицинском исследовании трупа эксперт не описывает характеристики входных ран и направления раневого канала. При исследовании трепа пули обнаружены не были. Экспертом был выставлен судебно-медицинский диагноз: «огнестрельные ранения грудной клетки». При судебно-гистологическом исследовании были выявлены признаки свидетельствуемые о наличии пневмонии. Спустя 9 месяцев следователь изымает у главного врача пулю, что недопустимо, так как пули изымаются только у врача, который проводил оперативное лечение. В данном случае судебно-медицинским экспертом при исследовании трупа была НЕ ВЕРНО установлена основная и непосредственная причина смерти. В данном конкретном случае причиной смерти гр. А явилась пневмония, а не огнестрельное ранение грудной клетки. То есть, имеет место ненадлежащее лечение больного. В результате неправильно установленной причины смерти, а также ненадлежащего лечения, которое привело к развитию пневмонии у больного, осудили человека на 7 лет.

Рассмотрим второй случай: при принятии ненадлежащим образом роды у ребенка был выставлен диагноз: парез Эрба. При проведении судебно-медицинской экспертизы эксперт не указал, что в данном случае в ходе ненадлежащего принятия родов у ребенка развился парез Эрба (когда ребенку исполнилось три года одна рука на 2 см была короче другой). В данном случае эксперт не указал в своих выводах, что установленный у ребенка диагноз «парез Эрба» развился в следствии ненадлежащего ведения родов. То есть, имеет место ненадлежащее ведения родов.

Рассмотрим третий случай: в ходе драки (конфликта) между молодыми людьми гр. Б нанес один удар кулаком в область правого плеча гр. В и один удар ногой в область правой голени. У пострадавшего при освидетельствовании врачом судебно-медицинским экспертом были диагностированы следующие телесные повреждения: кровоподтек правого плеча размером 2х3 см и кровоподтек правой голени размером 3х2,5 см. Судебно-медицинский эксперт в своих выводах указывает, что «имевшиеся кровоподтеки расцениваются как повреждения повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья и расцениваются как ЛЕГКИЙ ВРЕД здоровью. В данном конкретном случае эксперт ненадлежащим образом оценил степень тяжести причиненного вреда здоровью, так как согласно приказа № 194н «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда причиненного здоровью человека от 24.04.2008 г.» пункт 9, в котором сказано, что «поверхностные повреждения, в том числе: ссадины, кровоподтеки, ушиб мягких тканей, поверхностная рана, не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека». В данном конкретном случае судебно-медицинский эксперт при проведении первичной судебно-медицинской экспертизы ненадлежащим образом оценил степень тяжести причиненного вреда здоровью, то есть нарушил приказ № 194н от 24.04.2008 г., так как в данном случае имевшиеся у гр. В КРОВОПОДТЕКИ РАСЦЕНИВАЮТСЯ КАК ПОВРЕЖДЕНИЯ НЕ ПРИЧИНИВШИЕ ВРЕД ЗДОРОВЬЮ ЧЕЛОВЕКА,

На основании выше изложенного можно говорить о том, что не все первично выполненные судебно-медицинские заключения являются правильными и в них нет нарушений, поэтому и есть негосударственные судебно-медицинские эксперты, которые являются независимыми и могут провести заключение специалиста с указанием имеющихся несоответствий в первичном заключении, как на этапе следствия, так и в суде.